Главная | Новости | Дискуссионный клуб | Книги | Статьи | Гостевая книга | Контакты

Глава 3

§ 4. Волжская Булгария и Владимиро-Суздальская Русь в XII - первой трети XIII вв.

С обособлением Ростово-Суздальского княжества от Киева Юрий Долгорукий и его приемники унаследовали не мало сложных проблем восточной политики, связанных с торговыми и колонизационными интересами. Отношения с Булгарией не были стабильными: давние торговые русско-булгарские связи укрепляли их, столкновения в связи с поволжской колонизацией ослабляли.1 Расчет на силу оружия, которой булгарская дипломатия постепенно вынуждена сдавать позиции, не мог быть оправдан, так как любое вооруженное действие служило поводом для организации широкомасштабных походов объединенных суздальских, муромских и рязанских дружин по булгарским тылам.2

А. П. Смиронов отметил слабость булгарской военной тактики по сравнению с русской. «Летописные сведения дают возможность сделать вывод, прежде всего о том, что булгары были слабыми защитниками своих городов. Основным их войском была легкая конница, пехота имела подсобное значение... Тактика булгар - это в основном тактика кочевников, не привыкших защищать города».3

При набегах булгары рассчитывали на внезапность удара и на хитрость. Вести правильную осаду они не умели. Подойдя к городу, окружали его и пытались взять измором, выжигая одновременно окружающие деревни и села. Летописи сообщают только о двух городах, взятых булгарами. Муром, скорее всего, был захвачен благодаря внезапности нападения, но удержали его булгары в своих руках недолго. В 1095 году в Муроме уже посадник князя Олега Святославича.4

Вторым был Устюг. «В лето 6527 ( 1219 г.) приидоша болгаре на Устюг, и взяша и лестию».5 Оба города находились на территории, некогда входящей в зону влияния булгар, поэтому причины их захвата вполне понятны. Есть известие о том, что они безуспешно наступали на Суздаль в 1107,6 на Ярославль в 1152,7 и на Рязань в 1209 годах.8 Легкость, с которой булгары подошли в 1107 году к Суздалю, заставляет полагать, что племена мордвы и мещеры, жившие по нижнему течению рек Оки и Клязьмы, находились в указанное время в вассальной зависимости от государства волжских булгар.9 О походе русских дружин в пределы булгарских территорий летописи сообщают неоднократно.

В 1120 году Юрий Долгорукий  «ходи на Болгары и взя полон мног и полк их победи».10 Нападение Юрия преследовало цели скорее грабежа, чем захвата какой-либо территории. Не случайно поэтому летописи вначале сообщают о захвате Юрием «полона многа» и лишь затем говорят о его сражении с булгарами. Поход 1120 года был единственной активной акцией Юрия Долгорукого против восточных соседей.

Активное наступление русских на восток и северо-восток началось при преемнике Юрия, его сыне Андрее Боголюбском. В 1164 году Андрей вместе с сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием совершили большой и удачный поход на булгар. Согласно Лаврентьевской летописи, русские князья булгар «исекоша множество, а стягы их поимаша, и едва в мале дружине утече князь Болгарьскыи до Великаго города. Князь же Ондреи  воротися с победою, видев поганые Болгары избиты, а свою дружину всю здраву, стояху же пеши с святою богородицею на полчище под сиягы. И приехав до саятое богородици (и до пешец) князь Андреи с Гюргием и со Изяславом и со Ярославом и со всею дружиною …и шедше взяша град их славныи Бряхимов, а переди 3 городы их пожгоша».11

Через восемь лет, зимой 1172 года, Андрей организовал новый поход на булгар. Возглавили его сыновья владимирского, муромского и рязанского князей. Летопись указывает, что молодые княжичи отправились с неохотой, так как военная кампания против булгар в зимний период была сопряжена с большими трудностями. Но ослушаться воли отцов они не могли. Собравшись в устье Оки, они две недели ждали подхода войска и, не дождавшись, выступили с небольшой дружиной. Тем не менее им удалось взять шесть сел и один город. Узнав, что русская рать невелика, булгары сделали попытку контрудара. Они в короткое время сумели собрать шеститысячную рать. И только чистая случайность спасла дружины русских князей от встречи с нею. Мстислав с союзниками отошли к устью Оки, а затем вернулись «в своя си».12

В 1183 году Всеволоду Большое Гнездо удалось организовать грандиозный поход русских князей на булгар. Помимо Всеволода в походе приняли участие его племянник Изяслав Глебович, князь Мстислав Давыдович, сын смоленского князя Давыда Ростиславича; четыре сына рязанского князя Глеба Ростиславича: Роман, Игорь, Всеволод, и Владимир, а так же муромский князь Владимир Юрьевич.13

Трехдневная осада булгарской столицы, Биляра (Великого города русских летописей), не была успешной для русских князей. Город взять не удалось. В один из приступов был смертельно ранен племянник Всеволода князь Изяслав. Осажденный булгары предложили мир,14 который, по всей видимости, и был принят. Всеволод со своими союзниками отошел к Исадам, а оттуда вернулся во Владимир, пустив конные полки на Мордву. Очевидно, некоторые мордовские племена в то время ориентировались на Булгарию, чем и была вызвана акция Всеволода.

Земли мордовских племен - камень преткновения между Булгарией и северо-восточными русскими княжествами. Мордовские племена расселялись в Волго-Окском междуречье и долгое время служили буфером в русско-булгарской социально-экономической политике.

Исторически и национально вся масса мордвы не представляла собой единого целого. Как пишет М. Маркелов, объединяющее название «мордва» чуждо народности. Этим именем мордовцы себя никогда не называли, зная четыре племенных наименования: эрзя, мокша, терюхане и каратаи. Две последние группы утеряли свой язык, терюхане обрусевши, а каратаи отатарившись.15

Существует несколько точек зрения о происхождении этнонима «мордва». Например, профессор Д. В. Бубрих считал, что греческое название «мордия» восходит к более раннему «мурдия», «мурьдь», откуда-то взятое готами. «Мурдь» - мордовское слово, означающее «муж». Итак, готы слыхали, как мордовские воины или торговые люди, обращались в своей среде так: «мурьдь» - муж, «мурьдьть» - мужи и поняли это как название народности.16

Уже в Х веке мордва была втянута в сферу экономического и политического воздействия Булгарского государства. Ряд товаров булгарского экспорта - лисьи и бобровые меха, мед, рыба - поставлялись мордовскими землями. «Часть из них шла в качестве дани, но и не исключено и начало развития между мордвой и Булгарией товарно-денежных отношений, о чем свидетельствуют найденные в мордовских землях восточные дирхемы, в том числе чеканенные в городах Булгаре и Суваре».17

Находясь территориально между булгарами и русскими, и став ареной борьбы между ними, мордовские племена оказались в незавидном положении. Часть их была вынуждена войти в вассальные отношения к русским княжествам, часть – к Булгарии. Именно сложившаяся историческая обстановка с самого начала предопределила поведение мордовских князей.

В начале XIII века среди части мордвы образовалось полупатриархально-полуфеодальное государство, точнее объединение, во главе которого стоял князь (инязор) Пургас. На основании изучения географической топонимики, можно предполагать, что летописная «Пургасова волость»,18 или «Русь Пургасова», занимала территорию в бассейне рек Суры, Алатыря, Пьяны с среднего течения Мокши.19 «Пургасова волость» была районом преимущественного расселения эрзи и зависела от Волжской Булгарии.

Точка зрения о том, что Пургас принимал на своих территориях беглых русских, недовольных эксплуататорской политикой князей и сопротивлявшихся христианизации, вполне правдоподобна. Возможно, что перебежчиков было не мало, и это дало основание летописцам назвать земли Пургаса «Русью Пургасовой».

Князь Пургас предпринимал непосредственное участие в походах булгарских феодалов против русских княжеств и той части мордвы, которая была в союзе с русскими князьями. Ипатьевская летопись свидетельствует, что Ярославу Муромскому приходилось вести борьбу с мордвой и не всегда успешно.20

Нет сомнений в том, что нападения мордовцев на русские пограничные территории напрямую связаны с булгарами, которые науськивали контролируемые ими племена на своих врагов. В частности, Лаврентьевская летопись сообщает о неоднократных походах Пургаса на Нижний Новгород.21 Одним из излюбленных приемов боя у мордвы была засада и внезапное нападение. В русских летописях неоднократно подчеркивается неожиданное появление мордовского войска, тактика «внезапу изневести удариша», «пришедше без вести» часто приносила победу благодаря своей неожиданности.22

Мы уже выяснили, что для средневековых соглашений и союзов было характерно их закрепление браком между представителями элиты договаривающихся сторон. Вполне вероятно, что Пургас был привязан к Булгарии и родственными узами. Свидетельство о погребении в городе Булгаре богатой мордовки в гробнице булгарского феодала может иметь к нему непосредственное отношение.23

Часть мордовских племен поддерживали русских князей. Мокшанский князь Пуреш признавал себя «ротником» ростово-суздальского князя Юрия Всеволодовича и активно помогал ему в борьбе с булгарами и Пургасовой мордвой.24 Так, его сын в 1229 году в союзе с половцами «изби мордву всю и Русь Пургасову, а сам Пургас едва в мале утече».25

Переломным моментом в споре Булгарии и Владимиро-Суздальской Руси за мордовские земли явился 1220 год. Летописи сообщают о большом походе сводных русских полков на Волжскую Булгарию, о взятии ими болгарского города Ошеля. Военный разгром 1220 года был самым серьезным из всех ударов, нанесенных русскими князьями Булгарии.26

Трижды булгарские послы приходили к Юрию Всеволодовичу просить о мире. Первые два посольства Юрий отослал, готовя новый серьезный и, по всей видимости, более мощный поход на булгарские города. Булгарская дипломатия приложила много усилий, чтобы убедить его в предпочтительности мира.

В. Н. Татищев сообщает, что когда пришли третьи «послы от болгор из Великого града со многими дарами», князь Юрий «послушав просьбы их, учинил с ними мир на прежних договорах, каковы были учинены при отце его. И взяв от них роту, послал в Болгары своих послов привести князей их к роте, а сам возвратился во Владимир».27 По-видимому, одним из условий договора 1220 года был отказ булгарского эмира от контроля над мордовскими племенами. Далеко не случайно то обстоятельство, что именно в 20-х - 30-х годах XIII века владимиро-суздальские феодалы не предпринимают больше походов против Булгарии, но начинают интенсивно осваивать мордовские земли.28 Уже в 1221 году Юрий Всеволодович в важном стратегическом месте при впадении Оки в Волгу заложил Нижний Новгород. «Там, где исстари находился град булгарский».29

Мордовский союзник булгар Пургас, по всей видимости, не был оставлен на произвол судьбы, но сопротивление его было обречено на неудачу. Русские совершали походы на Пургасову мордву в 1226, 1228 и 1229 годах. Даже преддверие татаро-монгольского нашествия и предупреждения о нем со стороны булгар не остановили великого Владимирского князья в 1232-33 годах от похода на мордовские земли, когда татары зимовали «не дошедше Великого града Больгарского».30

Вполне обоснованна точка зрения А. Х. Халикова и И. Х. Халиуллина, доказывающих, что в 1220 году булгары так настойчиво добивались мира с Владимиро-Суздальской Русью и даже пожертвовали своими территориями в Волго-Окском регионе по весьма серьезным причинам. Тесно связанные с народами Средней Азии, булгары были информированы о положении дел на Востоке, поэтому, узнав о вторжении монголов в 1219 - 1220 годах в крупнейшие культурно-экономические и политические центры Средней Азии и их жесточайшем разгроме, «почувствовали нависшую над ними угрозу».31

Вынужденный мир с Владимиро-Суздальским княжеством – это отчаянная попытка булгарской дипломатии обеспечить надежный тыл на западных границах. Да, ценой крупных потерь. Но другого выхода в преддверии страшной войны они не видели.  Настойчивость булгар очевидна, как очевидно и их стремление достичь этот мир любыми средствами.32

Булгары, осведомленные через купцов и лазутчиков о происходящем в Средней Азии, начали усиленно готовиться к будущему нападению монгол, которые к 1221 году уже завершили завоевание государства Хорезмшахов.33 То, что булгары действительно готовились к нападению и ждали противника доказывает успешное отражение ими и разгром монгольских отрядов в 1223 году.

Арабский историк Ибн-эль-Асир пишет, что после битвы на Калке «...татары направились в Булгар в конце 620 года. Когда жители Булгара узнали о приближении их к ним, они в нескольких местах устроили им засады; выступили против них (татар), встретились с ними и, заманив их до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла, так что они (татары) остались в середине; перебито их множество и уцелели их них только немногие».34

Как считает Х. Г. Гимади, победа волжских булгар над монголами имела далеко идущие последствия: «до середины 30-х годов ХIII столетия было задержано монгольское нашествие на Европу».35 Что касается самих булгар, то они не сомневались, что следующее нашествие будет более серьезным, беспощадным и ждать его не долго. Поэтому начинаются усиленные работы по укреплению городов. Именно в это время, то есть с 1224 по 1227 годы, на восточных и юго-восточных рубежах Булгарии возводились огромные земляные валы - засечные черты, остатки которых сохранились ныне в районе рек Урала, Белой, Кондурчи, Большого Черемшана и Ик.36

В 1229 году на шесть лет был продлен мирный договор с Владимиро-Суздальской Русью. Это тот минимум, которого смогли добиться булгары. Вероятнее всего, планы посольства к великому владимирскому князю были более обширные: не просто мирный договор, а военный союз. Но, как мы знаем, русские князья не объединились даже тогда, когда угроза уничтожения находилась непосредственно на пороге их собственного дома, что уж говорить о союзе с «безбожные болгары»37. Убедившись, что союз с русскими против монгол невозможен, булгары добились их нейтралитета, полностью передав им свои сферы интересов на мордовских территориях.

Новое наступление татаро-монгол на Булгарию началось в том же 1229 году. По мнению Л. В. Черепнина, это было начало запланированного наступления на Восточную Европу.38 Поход был санкционирован на всемонгольском курултае.39 Весной 1229 года тридцатитысячное войско двинулось на Запад, а осенью татаро-монголы уже хозяйничали в степях Яика и Итиля. Неожиданно для себя они встретили упорное сопротивление со стороны булгар, которые, зная участь среднеазиатских государств, прекрасно понимали, что если не удастся отбиться, то участь их решена.

Непосредственными союзниками булгар в этой войне явились половцы и башкиры. «Монголо-башкирская война тянулась 14 лет, то есть значительно дольше, чем война с хорезмийским султаном», - пишет Л. Н. Гумилев.40 В 1232 году монголы намеревались нанести основной удар по столице Булгарии – Биляру, однако были оставлены на главных оборонительных рубежах по рекам Большой Черемшан и Кондурча.41 Война превращалась в затяжную. В 1235 году на курултае в столице монгольского государства Каракорум, после обсуждения вопроса о походе на Восток Европы, монголы отправляют новые силы.42

Мы видим, что первая армия татаро-монгол оказалась бессильной против сплоченных булгаро-половецко-башкирских сил, поэтому и понадобились дополнительные силы. Башкиры не выдержали войны. Скорее всего здесь получилось то же самое,  и только тогда, под натиском превосходящих сил, пала держава булгар. «В лето 6744... приидоша от восточные страны в Болгарскую землю безбожнии Татари, и взяша славный Великий город Болгарьский и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца и взяша товара множество, а город их пожгоша огнем и всю землю их плениша».43

Можно констатировать, что, казалось бы, взаимная заинтересованность в торговых связях могла послужить основой для мирного сотрудничества Волжской Булгарии и Владимиро-Суздальской Руси. Однако, две конкурирующие за обладание торговыми путями страны с явным перевесом сил на стороне Руси не могли иметь долгого мира в связи с экспансионистской политикой владимиро-суздальских князей. По мере укрепления Владимиро-Суздальской Руси, по мере продвижения ее границ на восток, военные столкновения учащаются, так как булгары вынуждены защищать сферы своих интересов, что побуждает их к ответным действиям.

На обеих сторонах принимают участие втянутые в конфликт половецкие и мордовские союзники противников. Русь более активна, походы ее князей чаще всего заканчиваются успехом. В преддверии смертельной опасности с Востока Волжская Булгария уступает Владимиро-Суздальской Руси свои мордовские территории. Длительная борьба с монголо-татарами заканчивается гибелью Волжской Булгарии в 1236 году. Участь Владимиро-Суздальской Руси, не пожелавшей оказать поддержку Булгарии, также была предрешена.

Подводя итоги можно утверждать, что в исследуемый период булгарской истории главной задачей дипломатии Волжской Булгарии являлось обслуживание торговли. Экономические связи невозможны без предварительной работы дипломатов, к каковым можно отнести и булгарских купцов.

Особняком для Булгарии стояли отношения с кочевниками, что связано с особенностями их быта и частыми сменами политических ориентиров при смене ханов. Сила и прочность ханов кочевых народов зависела от их военной активности, что делало кочевое общество всегда готовым для нападения на соседей. Средствами вовлечения кочевников в сферу влияния булгарской политики являлись: создание матримониальных союзов с представителями кочевой элиты, ее исламизация и внесение элементов булгарской культуры в кочевые общества, использование дружественных племен в военных целях, прикрепление кочевников к земле и создание из них буферных заслонов против недружественных номадов.

Огромная территория, западная граница которой колебалась в регионе Волго-Окского междуречья, а восточная уходила в Зауралье, с Х по XIII века входила в зону влияния Волжской Булгарии. Северная и южная границы были расплывчаты. Сюда входил огромный мир финно-угорских народов, влияние на которые было настолько сильным, что это отразилось и в материальной, и в духовной жизни марийцев, удмуртов, мордвы, коми-пермяков и других народов.

На Западе интересы Волжской Булгарии столкнулись с интересами набирающей силы Русью. Русь и Булгария практически с первых дней существования установили между собой тесные связи. Поход Святослава на Хазарский каганат объективно оказался на пользу Волжской Булгарии. Именно после него она стала интенсивно развиваться, распространяя влияние на племена вятичей, мурому, меря и мордву.

Владимир Святославович, осознав тщетность попыток покорить булгар, вынужден был заключить с ними «вечный мир». Булгарский эмир попытался убедить Киев принять ислам, что, при благоприятном исходе, принесло бы ему немалый авторитет в мусульманском мире и экономические выгоды на Западе. Несмотря на неудачу в данном вопросе, между Волжской Булгарией и Киевской Русью устанавливаются добрососедские отношения.

Все меняется после того, как эстафета контактов с Волжской Булгарией от Киевской Руси переходит к Владимиро-Суздальской Руси. Казалось бы, взаимная заинтересованность в торговых связях могла бы послужить основой для мирного сотрудничества, однако из характера торговых отношений обеих государств можно сделать вывод о неизбежном столкновении между ними. Русь более активна в борьбе за обладание регионом Волго-Окского междуречья и влияния на мордовские племена. В преддверии смертельной опасности с Востока Булгария уступает свои западные сферы влияния. Длительная борьба с монголо-татарами заканчивается разгромом Волжской Булгарии.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

 

Государство волжских булгар, возникшее как самостоятельная политическая структура во второй половине Х века и просуществовавшее до середины 30-х годов XIII столетия, прошло путь от бесправного вассала Хазарского каганата до культурного центра, влияние которого распространялось на огромную территорию от Волго-Окского междуречья до отрогов Урала и от Каспия до Крайнего Севера.

Как выяснено, основу экономики Волжской Булгарии составляли развитое для своего времени сельское хозяйство, ремесленное производство и разветвленная торговля, имеющая международное значение. Географическое положение страны было настолько удачным, что давало ему возможность иметь значение международного рынка. Здесь сходились пути скандинавских, русских, хазарских, хорезмийских и арабских купцов. Отсюда восточные товары и серебро уходили на Запад, Север, и Восток Европы, отсюда мусульманские государства получали мед, воск, всевозможные меха, (куньи, лисьи, песцовые, горностаевые), юфть, белужий клей, «рыбий зуб» и рабов.

Государство было заинтересовано в развитии торговли, которая приносила ему огромные доходы. Как уверяет Ибн-Русте, булгарский эмир взимал десятину с провозимых товаров, и, если мы учтем интенсивность движения караванов всех мастей через территорию Булгарии, то получается весьма значительная цифра булгарских доходов. Если государство было заинтересовано в укреплении торговли, то купечество, как местное, так и приезжее, нуждалось в сильном централизованном  государстве, которое гарантировало бы ему безопасность торговли и торговых путей. Но при протекторате Хазарии никакой речи не могло быть о сильной централизованной власти и свободе торговли. Зависимость тяготила булгарскую знать, которая, в лице Алмаса, ищет пути освобождения из-под хазарской опеки. Алмас осознан бесполезность силового сопротивления и поэтому он обращается к дипломатическим методам ведения борьбы.

Дипломатия рассматриваемого нами периода носила особый отпечаток, тени которого дошли до наших дней. Из  массы функций дипломатии эпохи Средневековья наиболее важными можно считать две: 1. Обслуживание войны или вопросов, связанных с войной; 2. Обслуживание торговли. Именно в это время развились и окрепли торговые линии, соединившие практически все этнические системы. Развитие торговли содействовало становлению дипломатического искусства.

Можно констатировать, что несмотря на все особенности эпохи, уже тогда происходит складывание относительно устойчивых межгосударственных союзов. Большую роль при этом имела религиозная ориентация государств-участниц. Волжская Булгария становится самым северным форпостом «исламского мира», впитывая в себя дипломатическую практику как мусульман, так и христиан, на которых большое влияние оказало дипломатическое искусство Византии.

Византия, утратившая к началу VII века былое величие, относилась к тому типу государств, в которых для сдерживания многочисленных врагов приходилось больше ориентироваться на хитрость и интригу, чем на силу. Смысл византийской дипломатической практики формулировался понятием «разделяй и властвуй». Задача данного метода заключалась в том, чтобы заставить соседей, или как их называли византийцы – «варваров», служить империи. Византия всегда была в курсе событий, происходящих у варваров.  Эти сведения суммировались и использовались в интересах империи. Вождей всеми способами старались привязать к византийскому двору, причем самыми действенными являлись: выдача за них девушек из знатных фамилий и воспитание их сыновей при императорском дворе. Первое «варварами» воспринималось как заключение союзного соглашения, второе, скорее всего, как осознанная необходимость.

Молодежь, воспитанная в лоне византийской культуры, становясь вождями своих народов, по понятиям византийского дипломатического учения должна была оставаться верной имперской политике. Прямым примером является судьба булгарского царевича Куврата, воспитанного при константинопольском дворе и использованного в целях византийской внешней политики.

Болгарские племена кочевали в приазовских степях и являлись самой западной частью Тюркютского каганата. Император Ираклий, имея с тюркютами союзнические отношения в борьбе с персами, поддерживает сепаратистские тенденции болгар, стремящихся отделиться от каганата. В правило византийской дипломатии входило не давать усиливаться соседям, пусть даже союзникам, а Тюркютский каганат, хоть и переживал трудные времена, был еще довольно силен. Поэтому, когда в каганате началась смута из-за притязаний дяди Куврата на тюркютский трон, Византия поддержала его.

Куврат, во главе болгарских племен, побеждает авар и объявляет о создании Великой Болгарии - дружественного империи государственного образования. Однако, после смерти византийского императора, его наследники увидели во вмешательстве болгарского хана во внутренние дела династии усиление Приазовской Болгарии. Византийская дипломатия, приоритетной задачей которой было недопущение усиления соседей, рассорила претендентов на болгарский престол и рукой хазар нанесла болгарам сокрушительный удар, в результате которого Приазовская Болгария  прекратила свое существование.

Становление государства волжских булгар прошло длительный и сложный процесс, связанный с поэтапным переселением болгарских племен на территорию Волго-Камского региона. Первая, наиболее сильная волна, связана с гибелью Приазовской Булгарии и подчинением части булгарских племен хазарами. Вторая - с арабо-хазарскими войнами, когда в первой половине VIII века на Среднюю Волгу уходят племена осевших в Хазарии болгар-барсил. Третья волна переселенцев связывается со смутой в каганате после приема правителем иудаизма.

Проникновение в Волго-Камский регион не всегда носило мирный характер. Сложные отношения сложились у булгар с мадьярами, которые по социально-экономическим и военно-политическим параметрам не уступали булгарам. Один из двух народов должен был или оставить территорию, или быть уничтоженным. В этой борьбе мадьяры потерпели поражение и вынуждены были уйти.

Хоть и нет прямых источников, доказывающих верность высказанного предположения, но, скорее всего, главная причина заключается в том, что булгарам удалось завязать союзные отношения с местными финскими и пришлыми тюркскими (башкирскими) племенами, что по каким-то непонятным причинам не смогли сделать угры-мадьяры. Их остатки, не покинувшие историческую родину, прияли непосредственное участие в формировании булгарского этноса.

В первой четверти Х века Хазария и Волжская Булгария имели совершенно разный экономический потенциал. Во многом по объективным причинам, связанным с изменением уровня Каспийского моря, Хазария превращается в паразитирующее государство, использующее свое выгодное положение в самом начале Волжского торгового пути. Транзитная торговля Востока и Запада приносила хазарской знати огромные доходы. Волжская Булгария, занимающая срединный участок Волжского пути, не могла не интересовать хазарского кагана, так как столица ее, город Булгар, являлась важным международным рынком и складочным пунктом товаров, следующих с Востока на Запад и в обратную сторону.

Булгары принимали активное участие в торговле и обмене, вовлекая в сферу своих интересов соседние народы. В отличие от Хазарии Волжская Булгария была страной земледелия и ремесел, продукция которых также служила важной статьей экспорта. Изделия булгарских мастеров использовались как обменный эквивалент у народов Севера и Пермского Края на дорогостоящий на Востоке мех песца и горностая. Все это доказывает, что Хазарии было выгодно как можно дольше удерживать Волжскую Булгарию в вассальной зависимости, что не устраивало булгарскую знать и купечество.

Сделав дипломатический расчет, Алмас отправляет в Багдад посольство с целью убедить халифа заключить союз с Волжской Булгарией. Посольство Абдаллаха ибн-Башту великолепно справилось с поставленной перед ней задачей. Послам пришлось пойти на хитрость, представив правительству Халифата булгарского повелителя «царем славян», то есть, правителем огромного мира, откуда черпались ресурсы рабов, откуда шли дорогостоящие меха горностаев, песцов, черно-бурых лисиц. «Царь славян» просил помощи для борьбы с иудейской Хазарией, что для официального Багдада, при сложившейся политической раскладке, виделось весьма выгодным условием разрешения его проблем.

Алмас верно просчитал ситуацию, сделав вывод, что поддержки можно ожидать только от далекого Халифата, а потом уже от имени халифа ал-Муктадира вершить свою политику в регионе Среднего Поволжья, разрубив тем самым главный узел противоречий: гузско-хорезмийский.

 Казалось бы, ближайшие соседи булгар, гузы, с которыми булгары находились в добрососедских отношениях, могли оказать помощь Волжской Булгарии в  ее борьбе против Хазарского каганата. На самом деле получалось, что подобный союз, кроме конфронтации с хорезмийцами, врагами гузов, ничего не приносил. Объединившись, хазары и хорезмийцы перекрывали Булгару торговый путь на юг, что моментально сказалось на булгарской торговле. Тем более, что хорезмийцам разгром Хазарии был не выгоден, потому что вследствие этого открывался свободный путь на Волгу для прикаспийских государств. Пока хазары сидели в низовьях Волги, взимая со всех караванов десятину налога, действовал хоть и менее удобный, но более спокойный путь через Хорезм на Устюрт и далее на Будгар, минуя хазарские кордоны. Хорезму было что терять, откройся свободный ход через Каспий на Волгу.

В феодализирующемся государстве Алмасу нужна была идеология, поддерживающая международный авторитет государства. Гузы в этом вопросе ничем не могли помочь. Принять ислам от хорезмийцев значило для Алмаса попасть в зависимость от хорасанских эмиров, которые были заинтересованы в сохранении власти хазар на Нижней Волге. Поэтому, логика дипломатического расчета показывала, что союзника, более выгодного, чем багдадский халиф было не найти. Приняв ислам из рук багдадского халифа, Алмас становился его клиентом, что ставило его в один ранг с шахеншахом Хорезма и эмиром государства Саманидов.

Халиф Муктадир прислал в Волжскую Булгарию огромный по тому времени караван, что говорит о огромном значении, которое Халифат придавал этой миссии. И если суверенитета булгары в 922 году не получили, то данный дипломатический ход помог Алмасу начать обустройство собственного государства.

Полной независимости Волжская Булгария добивается в результате разгрома Хазарии Святославом. Основной причиной русско-хазарских противоречий являлись притязания на территории, составлявшие важную часть Волжского торгового пути, а именно - земли вятичей, мери, муромы и мордвы. Присоединяясь к мнению Т. М. Калининой , А. П. Новосельцева и В. В. Бартольда, доказывающих, что земли булгар во время походов киевских дружин на Хазарию не пострадали, добавлю, что между Русью в лице князя Святослава и Волжской Булгарией в лице эмира был подписан договор о нейтралитете Булгарии в этой войне. Победой Святослава над Хазарией воспользовались не столько русские, сколько булгары, усилившиеся настолько, что через два десятка лет сын Святослава, Владимир, будет вынужден идти походом на Волжскую Булгарию, и поход этот закончится подписанием «вечного мира» и установлением довольно прочных и долгих взаимовыгодных отношений.

Булгарский эмир попытался убедить Киев принять ислам, что принесло бы ему немалый авторитет в мусульманском мире и экономические выгоды на Западе. Несмотря на несостоятельность попытки, между двумя странами устанавливаются добрососедские отношения, налаживаются караванные маршруты между столицами, что подтверждается археологическими источниками.

Дипломатия Волжской Булгарии имела «имперскую» (внутреннюю) и внешнюю функции. Облик «имперской» дипломатии определялся уровнем общественно-политического развития народов, издавна связанных с Булгарией и во многом зависимых от нее. Особняком стояли отношения с кочевниками, что связано с особенностями их быта и частыми переменами в политических ориентирах при смене ханов. Сила и прочность ханов зависела от их военной активности, что делало кочевое общество всегда готовым для нападения на соседей.

Булгарские князья нашли опору в иноязычной знати, которая получала свою долю доходов от сбора дани с собственных народов. Благодаря этому был установлен режим, поставивший вассальные племена в зависимость от экспорта булгарской продукции. Прямая торговля народов Прикамья и Вятки с арабами или русами исключалась.

Особенностью имперской дипломатии являлось использование соседних народов в виде буфера. Подвластные племена обязаны были защищать булгарские границы от набегов кочевников или служить заслоном при походах Руси. С представителями мордовских, марийских народов заключались отношения, аналогичные русскому понятию «ротничество», которое предопределяло взаимную присягу вассала и сюзерена. Ротниками булгарской знати были и половецкие ханы.

Существенными чертами имперской дипломатии являлось: сохранение внутренней структуры подвластных земель, торговля, распространение ислама и элементов булгарской культуры. Важную роль играло установление матримональных связей со знатью окружавших Булгарию народов. О заключении брачных союзов между представителями булгарской и кочевой знатью рассказывают письменные, археологические и эпитафические источники.

В булгаро-русских отношениях все меняется после того, как эстафета контактов с Волжской Булгарией от Киевской Руси переходит к Владимиро-Суздальскому княжеству. Казалось бы, взаимная заинтересованность в торговых связях могла бы послужить основой для мирного сотрудничества, однако из характера отношений обеих государств можно сделать вывод о неизбежном столкновении между ними. Две страны, обоюдно заинтересованные в обладании Волжским путем, не могли иметь долгого мира в связи с экспансионистской политикой владимиро-суздальских князей. Русь более активна в борьбе за обладание регионом Волго-Окского междуречья и влияния на мордовские племена. Это подтверждается русскими литературными памятниками. В преддверии смертельной опасности с Востока Булгария уступает свои мордовские территории и начинает готовиться к схватке с безжалостным и коварным противником. Длительная борьба с монголо-татарами заканчивается гибелью Волжской Булгарии.

§ 4.

 

1 Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси, С. 214.

2 См. Кучкин В. А. О маршрутах походов древнерусских князей на государство волжских булгар в XII - XIII вв. // Историческая география России XII - начала ХХ вв. - М., 1975.

3 Смирнов А. П. Древняя история чувашского народа. С. 57.

4 Греков Б. Д. Волжские булгары в IX - X вв. С. 16.

5 ПСРЛ. - М-Л., 1949. Т. 25. С. 116.

6 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 350

7 ПСРЛ. Т. 24. С. 77.

8 Смирнов А.П. Волжские булгары. С. 46.

9 Кучкин В. А. О маршрутах походов древнерусских князей на государство волжских булгар в XII - XIII вв. // Историческая география России XII - начала ХХ вв. - М., 1975. С. 35.

10 Там же. Стлб. 296; ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 286

11 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 352-353.

12 Там же. Стлб. 389 - 390.

13 Там же. Стлб. 389.

14 Там же. Стлб. 390.

15 Маркелов М. Мордва. - М., 1928. С. 9.

16 Бубрих Д. В. Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота //ЗМНИИ. – Саранск, 1941. Вып. 3. С. 31.

17 Халиков А. Х. Мордовские и булгаро-татарские взаимоотношения по данным археологии // Этногенез мордовского народа. – Саранск, 1965. С. 161.

18 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 450.

19 Мордва. Историко-этнографические очерки. - Саранск. 1981, С. 21.

20 ПСРЛ. Т. 2, Стлб. 456.

21 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 450 – 451.

22 Святкин С.В. Вооружение и военное дело мордвы в первой половине II тысячелетия нашей эры // Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Уфа, 1998. С. 9.

23 Халиков А. Х.  Указ. соч. С. 161.

24 Пашуто В. Т. Особенности структуры Древнерусского государства //Древнерусское государство и ее международное значение. - М., 1965. С. 103.

25 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 456.

26 Смирнов А. П. Волжские булгары. С. 47.

27 Татищев В. Н. История Российская. Т. 3, С. 209.

28 Якимов И. В. Русско-булгарские взаимоотношения накануне монгольского нашествия // Волжская Булгария и монгольское нашествие. - Казань, 1988. С. 29.

29 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 452.

30 Там же. Стлб. 459.

31 Халиков А. Х., Халиуллин И. Х. Основные этапы монгольского нашествия на Волжскую Булгарию // Волжская Булгария и монгольское нашествие. С. 5.

32 Там же. С. 6.

33 Петрушевский И. П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219- 1224 гг. и его последствия // Татаро-монголы в Азии и в Европе. - М., 1970. С. 123.

34 История Татарии в документах и материалах. - М., 1957. С. 41.

35 Гимади Х. Г. Народы Среднего Поволжья в период господства Золотой Орды // Материалы по истории Татарии. – М., 1948. Вып. 1. С. 189.

36 Хваликов А. Х., Халиуллин И. Х . Указ. соч. С. 8.

37 Именно так называли волжских булгар монахи-летописцы.

38 Черепнин Л. В. Монголо-татары на Руси // Татары в Азии и в Европе. - М., 1969. С. 183.

39 Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. - Саранск. 1960. С. 20.

40 Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. С. 311.

41 Халиуллин И. Х. О монгольском походе 1232 года на Волжскую Булгарию // Волжская Булгария и монгольское нашествие. С. 25.

§ 3. Волжская Булгария и Киевская Русь. Причины противоречий и пути сотрудничества (Х - ХI вв.)


Назад | Начало | Наверх