Главная | Новости | Дискуссионный клуб | Книги | Статьи | Гостевая книга | Контакты



Владимиро-Суздальская Русь и Волжская Булгария

«В лето 6665. …Ростовци и Суздальци сдумавше вси посадиша у себе на княжении Андрея Юрьевича на столе въ Ростове и Суздале, за премногую его добродетель еже къ Богу любимымъ бе всеми сущими подъ нимъ: темже и по отца своего смерти велику память сотвори ему, и церкви украси и монастыри постави, и церковь сконча, юже бе заложилъ отецъ его, святого Спаса въ Володимери».

Гагин И.А.,
канд. ист. наук, доцент
кафедры философии и истории
Академии ФСИН России, г. Рязань.

Владимиро-Суздальская Русь и Волжская Булгария

при Андрее Боголюбском

«В лето 6665. …Ростовци и Суздальци сдумавше вси посадиша у себе на княжении Андрея Юрьевича на столе въ Ростове и Суздале, за премногую его добродетель еже къ Богу любимымъ бе всеми сущими подъ нимъ: темже и по отца своего смерти велику память сотвори ему, и церкви украси и монастыри постави, и церковь сконча, юже бе заложилъ отецъ его, святого Спаса въ Володимери» 1. Такое упоминание, после сообщения о смерти в Киеве Юрия Долгорукого, имеется почти во всех летописных сводах. Событие не осталось незамеченным, тем более, что в то время, когда своды составлялись, имя Андрея Боголюбского было широко известно и популярно.

Андрей Юрьевич был первым князем, который сознательно отказался от прав на Киевский стол ради укрепления своей вотчины – Ростово-Суздальской земли. У него, по всей видимости, были грандиозные планы, и самым главным среди них, судя по дальнейшим его деяниям, являлся проект перенесения центра русских земель с беспокойного юга, раздираемого бесконечной межкняжеской враждой и половецкими опустошительными набегами на север, в верховья Волги. Земское ростово-суздальское боярство и купечество видело в нем и смелого воителя, что было неоднократно им доказано в войнах, и умелого администратора; они рассматривали избрание Андрея как начало политики, которая принесет им не малые выгоды, потому что эта политика сулила новые завоевательные походы, расширение территории княжества, приобретение пригодных для колонизации земель. Как это оказалось, в своем предположении они не ошиблись.

Одним из важнейших направлений деятельности Андрея Боголюбского являлась восточная политика, направленная на колонизацию приволжских земель, приобретение торговой гегемонии над Великим волжским путем, что определяло отношения Владимиро-Суздальской Руси с таким крупным и серьезным конкурентом как Волго-Камская Булгария.

Государство волжских булгар возникло на территории Среднего Поволжья приблизительно в конце VIII в. и долгое время находилось под протекторатом Хазарского каганата. Становление его имело довольно продолжительный период и связано с поэтапным переселением сюда из Прикаспия нескольких больших групп болгарских племен, которые, ассимилировав автохтонные финно-угорские и частью славянские племена и приняв в начале X в. ислам, становятся, по ёмкому определению Л.Н. Бартольда, форпостом мусульманского мира на севере 2.

После гибели Хазарии Волжская Булгария очень быстро усиливается и становится, по сути дела, правопреемником каганата над большинством народов, некогда уплачивающих ему дань. Сюда входили и народы, испокон веков обитавшие в Волго-Окском междуречье, а это мурома, мещера, меря, и не столь давно начавшие колонизацию верхней и средней Оки – вятичи 3. Многие исследователи пришли к выводу, что именно влияние булгар способствовало упорному сопротивлению вятичей объединительной политике киевских князей. А.М. Членов, например, выдвинул гипотезу, согласно которой между булгарами и вятичами был заключен династический союз, что и заставляло вятическую знать следовать в фарватере внешней политики Волжской Булгарии 4.

Взаимоотношения между Владимиро-Суздальской Русью и Волжской Булгарией были весьма противоречивыми. Длительные мирные отношения сменялись военными походами на сопредельные территории, их разорением, захватом трофеев и последующим замирением. Интенсивность русских походов на земли булгар нарастает по мере укрепления Северо-Восточных княжеств, возрастания их влияния на местное финно-угорское население. Как верно отметил в исследовании о булгарах один из ведущих советских булгароведов А.П. Смирнов, русские князья «боролись с булгарами за включение народов Поволжья в свою феодальную систему. Эти войны – обычная для средневековья борьба феодалов, которая не может считаться показателем враждебных отношений между народами» 5.

В более темных тонах видит проблему А.Ю. Лимонов. «Болгарская опасность, - пишет он, - висела над Владимиро-Суздальской землей на всем протяжении ее существования. Несмотря на довольно прочные торговые контакты, существовала постоянная военная угроза. Если Киеву угрожали на протяжении столетий половцы, то центу русской государственности на северо-востоке все время угрожала Волжская Булгария, которая, несмотря на то, что была недостаточно сильным государством, все же прибегала в своей внешней политике к военным набегам» 6.

Хочется выразить свое несогласие с мнением А.Ю. Лимонова. Нет ничего сложного назвать «недостаточно сильным» менее агрессивного. В.Н. Татищев довольно точно отметил психологическую особенность булгар: «…по истории руской нахожу, что болгоры хотя некогда с рускими воевались, однако ж видно, что не много о том прилежали и не искали чужаго преобрести, но свое паче засчисчать старались…» 7. Воевать болгары умели не плохо, но их походы больше похожи на акты устрашения и совершались, скорее всего, с целью защиты своих интересов. Прийти и попугать – вот их главная задача. Время на осаду они никогда не тратили. Если не удавалось взять город «с налета», пограбив окрестности, вскоре уходили.

Упоминания о первых походах булгар на территории, где компактно проживали финские племена муромы, мордвы, мери и которые начинают активно осваиваться славянами, начинаются со второй половины XI в. Пал форпост булгар в мордовских землях, стоявший в устье Оки. О существовании этой булгарской крепости мы знаем из фольклорных источников 8. Торговая деятельность булгар начинает терпеть большой урон. В.Н. Татищев пишет, что в те времена на Волге и Оке грабили и убивали булгарских купцов. Булгарский эмир направил послов к князю Олегу Святославичу и его брату Ярославу с жалобой и требованием наказать разбойников. Жалоба действия не возымела, и булгары в 1088 г. неожиданно захватывают Муром 9. Правда, булгарам очень скоро пришлось покинуть город.

На вопрос, почему булгары вдруг решили посягнуть на то, что им, казало бы, не принадлежало, ответ вполне простой. Город имел важное стратегическое значение в их торговой деятельности, а племена мурома длительное время входили в зону булгарского влияния, что доказывается археологическими источниками 10.

По всей видимости, той же причиной руководствовались булгары и при походе на Суздаль в 1107 году. Находки, сделанные в мерянских могильниках и поселениях во время археологических исследований территории Владимирской области, показали наличие восточных и булгарских вещей, что доказывает активное вовлечение автохтонной мери в торговые операции булгарских купцов 11. Как писал А.В. Кучкин, «…легкость, с которой булгары подошли в 1107 г. к Суздалю, заставляют полагать, что племена мордвы и мещеры, жившие по нижнему течению рек Оки и Клязьмы, на­ходились в указанное время в вассальной зависимости от государства волжских булгар» 12. Ответные походы русских князей связаны, с одной стороны, с колонизационной политикой Северо-Восточной Руси, стремлением, как уже указывалось выше, включить народы Поволжья в свою феодальную систему, с другой – желанием положить конец торговой гегемонии булгар и напрямую, а не при булгарском посредничестве, вести торговлю со странами Востока.

В годы княжения Андрея Боголюбского летописи упоминают два похода на булгар: первый произошел в 1164 г. под руководством самого Андрея Юрьевича, второй – зимой 1172 г. Соединенные владимирские, рязанские и муромские полки водили на булгарские вежи сыновья князей. За все княжение Андрея Боголюбского русские источники не упоминают о каких-либо набегах булгар на территорию Владимиро-Суздальской Руси. То ли их было достаточно много, но они настолько незначительны, что летописцы не обращали на них внимание как на нечто привычное, типа комариных укусов, то ли их действительно не было.

Составители летописных текстов чаще всего акцентировали внимание на выделяющихся из обыденности событиях, например, крупных военных походах, природных катаклизмах, княжеских усобицах, строительстве князьями церквей, утверждении в делах веры и т. д. То, что можно назвать обыденным, происходившим ежедневно, их не интересовало. К таковым, будничным событиям, можно отнести разбойничьи рейды небольших половецких или булгарских отрядов, незамедлительно уходивших восвояси; постоянное курсирование торговых судов по Волге и ее притокам, которое было делом вполне заурядным. Вот если бы в один из древнерусских центров прибыл караван, в котором только лошадей и верблюдов, на которых перевозился товар, насчитывалось более пяти тысяч голов, то этого эпизода летописи стопроцентно не обошли бы вниманием. Такой необычный по своей численности караван в 921 г. был направлен в Волжскую Булгарию из Багдада халифом ал-Муктадиром, что стало достоянием истории благодаря секретарю его посольства к царю булгар Ахмеду ибн Фадлану 13.

Что же послужило для Андрея Юрьевича Боголюбского причиной организации грандиозной военной кампании 1164 года? То, что она являлась грандиозным событием, несомненно. Кроме владимирской рати, в походе принимали участие дружины муромского и рязанского князей, но, что самое любопытное, в поход была взята реликвия – знаменитая икона Божьей Материи, привезенная Андреем Боголюбским из Вышгорода. Это сразу подчеркивает идеологический характер самого события.

Есть точка зрения, что полуполовец Андрей Юрьевич, внук Владимира Мономаха и половецкого хана Аепы Осеневича, отравленного булгарами во время подписания договора в 1117 г., имел неувядающую неприязнь к булгарам. Правда, в летописях не указано, какие это были болгары – волжские или дунайские. Зато В.Н. Татищев совершенно четко видит в них болгар дунайских 14, что не лишено смысла, так как в это время Владимир Мономах со всеми своими союзниками вел войну на юге15.

Н.М. Карамзин в своей «Истории государства Российского» начало похода ознаменовал следующими словами: «Оскорбленный [курсив мой. – И.Г.] соседственными болгарами…» 16. Что подразумевал историк под прилагательным «оскорбленный»? Какой-то дерзкий рейд булгарских полков, который он выделил из недошедших до нашего времени источников? Или это его логическое предположение. За таковые предположения, то есть, «домыслия», он сам критиковал В.Н. Татищева.

Последний, известный поход булгар на Ростово-Суздальские земли произошел в 1152 г. По сообщению Типографской летописи, «приидоша Болгаре по Волзъ къ Ярос­лавлю безъ въсти и остоупиша градокъ в лодияхъ, бъ бо малъ градокъ, и изнемогаху людие въ градъ гладомъ и жажею, и не бъ лзъ никомоу же изити изъ града и дати въсть Ростовцемъ. Единъ же оуноша отъ людей Ярославскихъ нощию изшедь изъ града, перебредъ рекоу, вборзъ доъха Ростова и сказа имъ Болгары пришедша. Ростовци же пришедша побъдиша Болгары» 17. Думается, что оскорбиться на события 12-летней давности владимирский князь не мог. Повод был найден другой.

Известие о походе 1164 г. сохранилось в Лаврентьевской летописи и в Сказании о чудесах Владимирской Иконы Божьей Матери. Согласно первому источнику, русские князья булгар «исъкоша множьство, а стягы ихъ поимаша, и одва в малъ дружинъ оутече князь Болгарьскыи до Великаго города. Князь же Ондръи воротися с побъдою, видъвъ поганыя Болгары избиты, а свою дружину всю сдраву, стояху же пъши съ Святою Богородицею на полчищъ подъ стягы. И приъхавъ до Святое Богородици (и до пъшець) князь Андръи с Гюргемъ и со Изяславом и съ Ярославом и со всею дружи­ною ... и шедше взяша град ихъ славный Бряхимовъ, а переди 3 городы ихъ пожгоша» 18. В Сказании описание похода 1164 г. на булгар дается в двух статьях. В первой сказано, что Андрей и его союзники «взяша 4 городы болгарьскыи, пятыи Бряхимовъ на Камъ и воротився от съча». Затем Андрей «воротися опять и попали грады ты огнемь и положи землю ту пусту, а прочии городы осади дань платити» 19. Во второй статье говорится, что ростово-суздальские и муромский князья булгар «самъхъ изсъкоша множество, а стягы ихъ поимаша, и одва в малъ друженъ оутече князь болгарьскии до Великаго города, а хрестьяни плъинша славныи грады ихъ. И отъиде Андръи с побъдою, видъвъ поганыя болгары избиты и свою дружину всю здраву, стояху же пъши съ святою богородицею на полцищи подъ стягы. И приъхавше князи съ всею дружиною до святои богородици и до пъшиць...»20.

А.В. Кучкин, проведя сопоставление Лаврентьевской летописи со Сказанием, пришел к выводу, что «тексты их совпадают, и что в летописи был использован текст дошедшей редакции Сказания или его протографа» 21. В то же время в Лаврентьевской летописи нет некоторых деталей, присутствующих в Сказании. На­пример, не упоминается, что Бряхимов стоял на реке Каме. Профессор Казанского университета С.М. Шпилевский во второй половине XIX столетия отождествлял г. Бряхимов с г. Булгаром. Он основывался на поздней татарской рукописи, где одна и та же история прилагалась и к Бряхимову, и к Булгару22. Но Булгар не стоял на Каме. Акрополи древнего города и сейчас возвышаются над левым берегом Волги на приличном расстоянии от впадения в нее Камы, в нескольких десятках метров от современного поселка Болгары.

Один из ведущих археологов республики Татарстан А.М. Губайдуллин отмечает, что археология о Бряхимове ничего нового сказать не могла и не может. Вопрос по-прежнему остается открытым, но наверняка данный город находился где-то в Западном Закамье. Именно там и расположено значительное количество булгарских домонгольских памятников, и именно на эту территорию осуществлялись русские походы 23.

И Лаврентьевская летопись, и Сказание заостряют внимание на одной важной детали, по всей видимости, специально выделенной составителями: «…князь же Ондрей воротися с победою, видевъ поганыя Болгары избиты, а свою дружину всю сдраву. Стояху же пешци съ святою Богородицею на полчище, подъ стягы; и приехавъ до святое Богородици [и до пешець] князь Андрей, с Гюргемъ и со Изяславомъ и съ Ярославомъ, и со всею дружиною, удариша челомъ передъ святою Богородицею, [и почаша целовати святу Богородицю] с радостью великою и со слезами хвалы и песни въздавающе ей…» 24.

Победа совершилась благодаря заступничеству Богородицы – вот идеологическая подоплека похода, который задумывался для установления и укрепления культа Владимирской Божьей Матери. Несомненно, Андрей Юрьевич мыслил шире, но первоначально по возвращении во Владимир он совершает ряд действий, имеющих символическое значение: освещение надвратной церкви Положения Ризы Богоматери на вновь построенных Золотых воротах города Владимира и установление нового церковно-государственного праздника Владимиро-Суздальской Руси – Всемилостивого Спаса и Богоматери, отмечающегося 1 августа. Патриарх цареградский, по желанию Андрея, утвердил этот праздник тем охотнее, что русское торжество совпало с торжеством греческого императора Мануила, одержавшего победу над Сарацинами, которую приписывали действию Животворящего Креста и хоругви с изображением Христа Спасителя.

В 1165 г. в полутора километрах от Боголюбова при впадении Нерли в Клязьму была построена церковь Покрова Богородицы, ставшая шедевром русского зодчества. По преданию, она была возведена в память о старшем сыне Андрея Юрьевича, Изяславе, умершем, по всей видимости, от полученных ран в октябре 1165 г. Церковь построена в рекордные сроки из белого известняка, доставленного булгарами и добывавшегося в каменоломнях на правом берегу Волги, практически напротив г. Болгара.

Победоносный поход на Волжскую Булгарию и утверждение культа Богоматери, ставшего общерусским, были началом реализации плана Андрея Боголюбского на основание Владимирской митрополии и создание общерусского государства с единым самовластцем во главе. Вопрос этот уже неоднократно рассматривался в российской историографии. М.А. Буданов пишет: «В той или иной степени большинство ученых склоняется к мысли о том, что Боголюбский пытался создать собственную идеологию власти. Для этого ему потребовалась независимая (насколько это было возможно) от Константинополя церковная организация. … Владимирская митрополия была средством достижения церковной независимости всей Руси. Такой взгляд на проблему впоследствии встречается практически у всех исследователей» 25.

Как мы знаем, план Андрея Боголюбского не был реализован. Патриарх Лука категорично отказал владимирскому князю в поставлении митрополита во Владимире. Фраза Луки "еже есть от нас святые и великия Церкве" может свидетельствовать о том, что Андрей Боголюбский намеревается учредить автокефальную митрополию. Как считает М.А. Буданов, это было бы вполне логичным шагом в его политике по укреплению древнерусской государственности. Прямая зависимость русской церкви от Константинополя с самого принятия христианства осмысливалась как серьезное ограничение государственной независимости. Кроме того, византийские императоры не были заинтересованы в политическом единении Руси, являвшейся потенциально опасным соседом на севере империи. Учреждением же автокефальной митрополии Андрей Юрьевич как бы «убивал бы сразу двух зайцев»: добивался независимости русской Церкви и бесспорного приоритета новой столицы – Владимира 26.

Второй поход на Волжскую Булгарию был предпринят зимой 1172 года. Сам князь, скорее всего, по возрасту, участия в нем не принимал. Дружины вели дети князей: Мстислав – сын Андрея Боголоюбского, а так же сыновья Юрия Муромского и Глеба Рязанского. Летопись указывает, что молодые княжичи отправились с неохотой, так как военная кампания против булгар в зимний период была сопряжена с большими трудностями. Но ослушаться воли отцов они не могли. Собравшись в устье Оки, они две недели ждали подхода войска и, не дождавшись, выступили с небольшой дружиной. Тем не менее, им удалось взять шесть сел и один город. Узнав, что русская рать невелика, булгары сделали попытку контрудара. Они в короткое время сумели собрать шеститысячную рать. И только чистая случайность спасла дружины русских князей от встречи с нею. Мстислав с союзниками отошли к устью Оки, а затем вернулись «в своя си» 27. В том же году Мстислав умер. Злой рок преследовал Андрея Боголюбского – походы на Булгарию забрали у него надежду – сыновей.

Андрей Боголюбский прожил после смерти сына недолго. В 1174 г. против него среди бояр возник заговор, во главе которого стояли сыновья боярина Кучки, убитого когда-то отцом Андрея. В заговоре приняла участие и жена Андрея Юрьевича. Тверская летопись гласит: «В лето 6683 месяца июня 29, в субботу на ночь, в праздник святых апостолов Петра и Павла, убиен быст благоверный великий княз Андрей Юрьевич Боголюбский от своих бояр, от Кучковичев, по научению своеа ему княгини. Бе бо болгарка родом, и дрьжаще к нему злую мысль, иже князь великий много воева с ним Болгарскую землю, и сына посыла, и много зла учени Болгаром» 28.

Ю.В. Кривошеев отмечает в своем исследовании о гибели Андрея Боголюбского, что «жена болгарка выступает здесь, прежде всего как патриотка своей родины, мстительница за ее поругание (учинение «много зла»). Она – идейный вдохновитель заговора, ибо именно «по наущению» ее действуют Кучковичи» 29. Следовательно, у тверского летописца были определенные основания утверждать, что княгиня могла быть булгаркой. Но это единственное упоминание подобного рода. В некоторых других летописных источниках присутствует другое этническая название – «ясыня». На миниатюре в Радзивиловской летописи среди убийц князя изображена женщина в головном уборе в виде тюрбана, что подчеркивает ее иноземное происхождение. Разве могла дочь боярина Кучки, которую считают первой женой Андрея Боголюбского носить подобный головной убор.

Существует несколько точек зрения о количестве жен у Андрея Юрьевича. О.В. Яцкаер пишет, что он был женат два или три раза. Возможно, «одна жена была дочерью Степана Ивановича Кучки, другая – болгарка, третья – ясска» 30. Ю.А. Лимонов пишет о двух женах: «дочери Кучки» и «яске» 31. По его мнению, вторая жена Андрея была уроженка либо половецких степей, либо Северного Кавказа. Жена Андрея, только не Кучковна, а «яска», была участницей заговора и контактировала не только с Амбалом, своим земляком, но и с Кучковичами 32. Ф.И. Гримберг предполагает, «что Улита и жена «родом из яз» – одно и то же лицо; то есть у Андрея Юрьевича была одна венчанная жена» 33. Таким образом, практически все исследователи считают княгиню, участвовавшую в заговоре, «яской», а ясы русских летописей, как считают многие исследователи – осетины. Так, например, О.В. Творогов убежденно пишет, что участвовавшая в заговоре вторая жена Андрея была осетинка и что «неслучайно всесильный ключник Амбал, бывший осетином, тоже был исполнителем и участником заговора» 34.

Санкт-петербургский булгаровед Р.Х. Бариев приводит в исследовании, излагающем самый свежий взгляд на булгарскую историю, убедительнейшие доказательства, что ясы русских летописей – это не осетины, которых в древности называли «овсами» и которых можно идентифицировать с аланами, а донские булгары 35. «Глубокие традиции русской исторической науки, - пишет Р.Х.Бариев, - даже те, ко­торые были созданы ошибочно, несмотря на факты, отраженные во многих ис­точниках, не дают возможности современным авторам отказаться от отождествления алан и ясов (асов) и видеть в ясах (асах) булгар, которые заселили после распада Ве­ликой Болгарии весь бассейн реки Дон с Северным Донцом» 36. Арабо-персидские авторы никогда не отождествляли ясов (асов) с аланами. В частности ал-Гарнати, рассказывая об дербентском эмире, отмечает, что «он говорил на разных языках, та­ких как: лакзанский, и табаланский, …и сарирский, и аланский, и асский [курсив мой. – И.Г.], …и тюркский, и арабский, и персидский» 37. В комментарии переводчики ал-Гарнати на русский язык О.Г. Большаков и А.Л. Монгайт пишут: «На первый взгляд вы­зывает недоумение то, что ал-Гарнати наряду с аланским называет асский язык. Средневековые путешественники отождествляли алан с асами. Плано Карпини, Руб­рук, Иосиф Барбаро знают о народе алан, которых именуют также “аас” или “ас”. Гру­зины называли алан «осами» или «овсами», а русские – «яссами». Однако весьма ве­роятно, что все же асы и аланы представляли разные племена»38.

С.А. Плетнева, один из ведущих специалистов по археологии кочевого мира, пишет, что «территорию распространения болгар нельзя ограничивать только степной полосой; по-видимому, они постоянно в большом количестве селились в плодородных долинах лесостепного Подонья» 39. Именно население бассейна Дона русские летописцы называют ясами.

В 1116 г. Владимир Мономах отправил своего сына Ярополка на Дон, который воевал здесь, взял три города в области половецкой, пленил множество ясов, там обитавших. В их числе была «прекрасная девица, на коей он женился» 41. Таким образом, практика женитьбы на яских девушках была заложена дядей Андрея Боголюбского, а затем продолжена Всеволодом Большое Гнездо, его сводным братом. Матерью Ярослава – отца Александра Невского, была ясыня (булгарка) Мария.

Р.Х. Бариев считает, что название этноса ясы (асы) возникло следующим образом. Когда булгары с Нижней Волги и Дона встречались с русскими, последние спрашива­ли: «Кто вы такие?» На что первые отвечали: “Без ас кешелэре”, т.е. «Мы низов­ские люди». Поэтому булгарское слово «ас» русские точно перевели на свой язык: “ни­зовские”. Отсюда и летописные асы (ясы). А так как низовские и средневолжские бул­гары в глазах русских были одним и тем же народом, что соответствовало действитель­ности, то они иногда называли асами (ясами) и жителей Волжской Булгарии 42.

Таким образом, получается, что ни тверской летописец, считавший жену Андрея Боголюбского булгаркой, ни другие, называвшие ее ясыней, не ошибались. Ясы – одно из названий булгар. Хотя в то время булгары и ощущали свое единство, они еще продолжали носить свои племенные наименования: нократ, сабокуляне, челматы, баранжары, ясы и т.д. Ключник Амбал, по всей видимости, прибыл во Владимиро-Суздальскую Русь вместе с женой Андрея, будучи ее слугой или приближенным. Имя Анбал, судя по надписям на надгробных памятниках акрополя г. Болгара, было довольно распространенным среди булгар 43.

Примечание

1 РЛ. Т. 2. Воскресенская летопись. Рязань, 1998. С. 97.

2 См.: Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., 1993. С. 561.

3 См.: Третьяков П.Н. Восточнославянские племена. М., 1953; Гагин И.А. Земля вятичей и Волжская Булгария: Социально-политические связи (X – XI вв.) // Первые Яхонтовские чтения. Материалы научно-практической конференции. Рязань, 2001.

4 См.: Членов А.М. Из истории ранних русско-булгарских политических связей // Из истории ранних булгар. Казань. 1981.

5 Смирнов А.П. Волжские булгары. М., 1951. С. 44.

6 Лимонов А.Ю. Владимиро-Суздальская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1987. С. 21.

7 Татищев В.Н. История Российская. М.; Л., 1962. Т. 1. С. 269.

8 Смирнов А.П. Указ. соч. С. 44.

9 Татищев В.Н. История Российская. М.; Л., 1964. Т. 3. С. 129.

10 Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья // МАИ. М., 1961. Вып. 94. С. 154.

11 См.: Родина М.Е. Международные связи Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. (по материалам Ростова, Суздаля, Владимира и их округи. Дисс. …канд. ист. наук. М., 2003.

12 Кучкин В.А. О маршрутах походов древнерусских князей на государство волжских болгар в XII – первой трети XIII в. // Историческая география России XII – начала XX в. М.: Наука, 1975. С. 35.

13 См.: Ковалевский А.П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956. С. 123.

14 Татищев В.Н. История Российская: В 3 т. М.: Аст, 2003. Т. 2. С. 152.

15 Карамзин Н.М. История государства Российского. В. III кн. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. Кн. I. Т. I-IV. С. 225.

16 Там же. С. 303.

17 ПСРЛ, т. XXIV, стр. 77.

18 РЛ. Т. 12. Лаврентьевская летопись. Рязань, 2001. С. 334-335.

19 Цит. по: Кучкин А.В. Указ. соч. С. 37.

20 Там же.

21 Кучкин А.В. Указ. соч. С. 38.

22 См.: Шпилевский С.М. Древние города и другие татаро-булгарские памятники в Казанской губернии. // Известия общества археологии, истории и этнографии Казанского университета. Казань, 1887. С. 118-124.

23 Из личной беседы автора с заведующим отделом археологии ИИ АН Татарстана, к.и.н. А.М. Губайдуллиным. См. так же: Губайдуллин А.М. Фортификация городищ Волжской Булгарии. Казань, 2002.

24 РЛ. Т. 12. С. 335.
25 Буданов М.А. Некоторые особенности взаимоотношений княжеской и архиерейской власти в Северо-Восточной Руси во второй половине XII века // history.machaon.ru/all/number_14/analiti4/budanov/index.html.

26 См.: там же.

27 РЛ. Т. 12. С. 345-346.

28 ПСРЛ. М., 1965. Т. XV. Стб. 250-251.

29 Кривошеев Ю.В. Гибель Андрея Боголюбского. СПб., 2003. С. 106.

30 Яцкаер О.В. К вопросу о женах князя Андрея Боголюбского // Тезисы междунар. науч.-практической конференции «Россия, Восток и Запад: Традиции, взаимодействие, новации». Владимир, 1997. С. 46.

31 Лимонов Ю.А. Владимиро-Суздальская Русь... С. 94-95.

32 Там же. С. 95.

33 Гримберг Ф.И. Две династии: Вольные исторические беседы. М., 2000. С. 119.

34 Творогов О.В. Древняя Русь. События и люди. М., 1994. С. 32.

35 См.: Бариев Р.Х. Волжские Булгары: история и культура. СПб., 2005. С. 117-148.

36 Там же. С. 123.

37 Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу // Публикация О.Г. Большакова, А.Л. Монгайта. М.,1971. C.26.

38 Там же. C. 92.

39 Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981. С. 64.

41 Карамзин Н.М. Указ. соч. С. 222.

42 Бариев Р.Х. Указ. соч. С. 129.

43 См.: Мухаметшин Д.Г., Хакимзянов Ф.С. Эпиграфические памятники Булгара. Казань, 1987. С. 83-84.


Дата публикации: 01/12/2006
Прочитано: 29326 раз
Дополнительно на данную тему:
Взаимодействие Волжской Булгарии и Древней Руси
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ ОКСКИХ ВЯТИЧЕЙ
НОРМЫ ОБЫЧНОГО ПРАВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДОГОВОРОВ
Рязань и половцы
Функциональная структура средневековой дипломатии.
Дипломатия в системе государственного управления средневековых стран на примере дипломатической практики Волжской Булгарии (VIII – X вв.)
Принцип «разделяй и властвуй» в системе управления aнародами-сателлитами в дипломатической практике Византийской империи
Проблемы преподавания гуманитарных дисциплин в специализированных высших учебных заведениях Российской Федерации.
Политические и культурные связи Волжской Булгарии и Восточной Руси перед татаро-монгольским нашествием.
Попытка исламизации Киевской Руси: к вопросу социально-политических и культурных контактов Волго-Камской Булгарии и Руси в X в.

Назад | Начало | Наверх
Vape магазин и еще.|справка в бассейн 300 рублей Университет|Купить пиво с доставкой на дом москва.