Главная | Новости | Дискуссионный клуб | Книги | Статьи | Гостевая книга | Контакты



Взаимодействие Волжской Булгарии и Древней Руси

История взаимоотношения Древней Руси и Волжской Булгарии на ранней стадии их существования и на сегодняшний день остается полностью не изученной. Долгое время подход историков был исключительно односторонним и связано это, в первую очередь, с ограниченным количеством источников.

Гагин И.А.

доцент, кандидат исторических наук

Академия права и управления Министерства Юстиции РФ

E-mail: igagin@yandex.ru

Interaction of the Volga Bulgar and of the Ancient Russia on early stage coexistence

Gagin I.A.

Reader, candidate of historical science

Academy of law and management of Ministry of Justice of  the Russian Federation

E-mail: igagin@yandex.ru

 

История взаимоотношения Древней Руси и Волжской Булгарии на ранней стадии их существования и на сегодняшний день остается полностью не изученной. Долгое время подход историков был исключительно односторонним и связано это, в первую очередь, с ограниченным количеством источников. Из письменных это были русские летописи, на страницах которых дана, в основном, отрицательная оценка русско-булгарских отношений [4]. Только комплексное изучение всех имеющихся источников, а это письменные восточные и русские, фольклорные, археологические, эпитафические и нумизматические, дают возможность детально изучить историю взаимодействия двух государств.

Судя по восточным источникам, булгары долго находились в экономической и политической зависимости от Хазарского каганата [7]. Это замедляло становление Волжской Булгарии. Однако следует отметить, что для формирования булгарской государственности большое значение сыграло их местонахождение на серединной магистрали Великого Волжского торгового пути, соединяющего арабский Восток с северо-западом Европы.  Очень скоро булгары становятся торговыми посредниками между связанными торговлей столь отдаленными регионами, и это непосредственным образом повлияло на формирование булгарской феодальной верхушки и развитие многих отраслей экономики, игравших существенную роль в государственном экспорте [2].

В начале Х в. основу ее экономики составляли развитое сельское хозяйство, ремесленное производство и разветвленная торговля. Причем два первых типа деятельности практически обслуживали последний. Продуктивное земледелие на территории Волжской Булгарии было возможно потому, что почвенный покров здесь представлен мощными массивами черноземных почв на открытых степных пространствах, чередующихся с лесами [2, с. 67]. Персидский историк и путешественник Ибн-Русте писал: «Болгаре народ земледельческий и возделывает всякого рода зерновой хлеб, как то: пшеницу, ячмень, просо и другие» [7, с. 19]. По свидетельству Ибн-Фадлана, лично побывавшего в Волжской Булгарии в составе посольства багдадского халифа в 922 году, «их пища – это просо и мясо лошади, но и пшеница, и ячмень у них в большом количестве» [5, с. 45].Одно из первых свидетельств о мирных взаимодействиях Руси и Волжской Булгарии находится в Лаврентьевской летописи, которая под 1024 г. сообщает о голоде в Суздальской земле, который был предотвращен в результате продовольственной помощи  со стороны булгар [4, стб. 145].

Волжская Булгария была страной ремесел, продукция которых также служила важной статьей экспорта. Изделия булгарских мастеров, в частности, ювелирные, использовались как обменный эквивалент у народов Севера и Пермского края на дорогостоящий на Востоке мех соболя, куницы, бобра и горностая [2, с. 29].

В Х в. столица Волжской Булгарии, город Булгар, был не просто ремесленно-торговым центром, а главным складочным пунктом, куда в большом количестве свозились меха, воск, мед, рабы. Здесь происходили столь крупные торговые операции, что на булгарском базаре в большом количестве вращались арабские дирхемы [2, с. 31].

Взаимоотношения Волжской Булгарии с Русью никогда не были ровными. Летописи чаще всего повествуют о столкновениях, но не мало страниц в них уделено мирным контактам. Первое летописное упоминание о Булгаре относится к 985 году, когда киевский князь Владимир Святославович (будущий креститель Руси) явился в Булгарию во главе огромной дружины и союзного торкского воинства. В генеральной битве русы одержали победу, но, глядя на булгарских пленных, дядя князя, Добрыня, обращаясь к Владимиру Святославичу изрек следующую фразу: «Съглядахъ колодникъ, и суть вси в сапозяхъ; сим дани нам не даяти, поидем искать лапотников» [4, с. 82].

Сапоги на ногах пленников, причем надо понимать, не только знатных – это яркая картина, показывающая экономическое положение Волжской Булгарии во второй половине X века. Владимир одержал победу в сражении, но он, как мудрый политик, понимал, что вассалами Киевской Руси булгары не станут. Они предложили заключить между Волжской Булгарией и Русью выгодный для обеих сторон мирный договор. «И сказали болгары: "Только тогда не будет между нами мира, когда камень начнет плавать, а хмель тонуть"» [4, с. 82].

Уже на следующий год, 966, летописец фиксирует прибытие в Киев большого булгарского посольства. Подписывается обширный договор о торговле, и вскоре устанавливается сухопутный торговый путь Булгар – Киев [6]. Некоторые исследователи считают, что послы привезли в Киев булгарскую невесту князя. Точка зрения вполне логичная, так как в средневековой международной практике обязательным было подтверждение мирного договора брачным союзом между правителями или их детьми [3]. Мы знаем из летописных источников, что одной из жен князя Владимира в его дохристианский период жизни была болгарыня.

Но заключение договора и брачный союз не стали единственными в становлении русско-булгарских отношений. Зная, что киевский князь язычник булгарские послы предложили свою веру [4, с. 83], после чего следует легендарный выбор религии, закончившийся принятием Русью византийского христианства. Есть источники, утверждающие, что Владимир не сразу отверг ислам, исповедуемый булгарами, но направил в Булгарию ответное посольство с целью более основательно изучить вопрос. Из Булгара посольство отправилось в Хорезм, о чем сообщают арабские историки [1]. Все выше изложенное говорит об очень непростых взаимоотношениях между Древней Русью и Волжской Булгарией на ранней стадии их существования.

 

1. Бартольд В.В. Арабские известия о русах. М., 1963, т.2, ч.1, с. 116.

2. Валеев Р.М. Торговые связи Волжской Булгарии и Руси в домонгольский период  IXXIII вв. // Волжская Булгария и Русь. Казань, 1986.

3. Гагин И.А. Волжская Булгария: Очерки истории средневековой дипломатии (X – первая треть XIII вв). Рязань, 2004. 

4. ПСРЛ. Т.1. М., 1962.

5. Путешествие Ахмеда ибн-Фадлана на Волгу в 921–922 гг. / Пер. А.П. Ковалевского, коммент. А.Ю. Крачковского. М., 1939.

6. Путь из Булгара в Киев / Сб. ст. Казань, 1986.

7. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах и русах Абу Али Ахмеда бен-Омар ибн-Даста. СПб., 1869.


Дата публикации: 01/12/2006
Прочитано: 14581 раз
Дополнительно на данную тему:
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ ОКСКИХ ВЯТИЧЕЙ
НОРМЫ ОБЫЧНОГО ПРАВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДОГОВОРОВ
Рязань и половцы
Функциональная структура средневековой дипломатии.
Дипломатия в системе государственного управления средневековых стран на примере дипломатической практики Волжской Булгарии (VIII – X вв.)
Принцип «разделяй и властвуй» в системе управления aнародами-сателлитами в дипломатической практике Византийской империи
Проблемы преподавания гуманитарных дисциплин в специализированных высших учебных заведениях Российской Федерации.
Политические и культурные связи Волжской Булгарии и Восточной Руси перед татаро-монгольским нашествием.
Попытка исламизации Киевской Руси: к вопросу социально-политических и культурных контактов Волго-Камской Булгарии и Руси в X в.
Отражение культуры и нравов делинквентной среды в искусстве

Назад | Начало | Наверх